Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Гримасы перестройки

Сейчас в стране сложилась ситуация, когда народ оказался не только слегка «подраздетым» и не совсем сытым, но и обвиняемым в недомыслии. Правые силы клянут его за поддержку левых, слева обвиняют в поддержке правых, а с обеих сторон ругают наших людей за то, что слушают центр.

Позиция ЛДПР в этой ситуации проста: нам нужно устойчивое развитие, а не застой или революция, которые хотят консерваторы, правые и левые радикалы. Ведь все это мы уже проходили во времена Брежнева и Горбачёва.

 

 

ЭПОХА ЗАСТОЯ

 

    После смерти кровавого безумца Сталина измордованный войнами, лагерями и расстрелами народ начал приходить в себя и задумываться о том, как улучшить свою жизнь.

    Да и власть стала менее людоедской. И, несмотря на внедряемые постулаты типа: «Нам солнца не надо – нам партия светит!» или: «Нам хлеба не надо – работы давай!», – в Кремле поняли, что народ следует худо-бедно накормить и босиком на праздничные манифестации не выпускать.

    И «дело мировой революции» к концу 1960-х годов было спущено на тормоза. Заговорили о «разрядке напряженности» и «остановке гонки вооружений». В городах в магазинах появилась колбаса и стали строиться кварталы бесплатного жилья. Началась самая сытая и счастливая для советских людей эпоха – эпоха брежневского застоя.

    Но, избавившись от левого радикализма, наша страна потеряла ориентиры развития. А ведь партийные лидеры прежних годов готовили народ к «великим свершениям». И просто так перейти к жизни обычного западного жителя, да еще при дефиците товаров широкого спроса, население не смогло. И государство погрузилось в пучину алкоголизма и депрессии. 

 

ПЕРЕСТРОЙКА – ЦИРК УРОДОВ 

И КАРНАВАЛ РАЗРУШЕНИЯ

 

    На фоне всеобщей апатии и повального пьянства совершенно незаметно к власти в 1985 году прорвался гениальный разрушитель – Михаил Горбачёв.

    Он сказал, что путь, которым до этого шли коммунисты, был не совсем правильным. И решил его подкорректировать путем «перестройки и ускорения». 

    Во внешней политике эта корректировка состояла в сдаче позиций страны во всем мире. Внутренняя политика состояло в том, что были разрешены какие угодно организации и органы прессы и были запрещены практически все виды алкоголя, кроме используемого в аптечной и парфюмерной сфере. 

    Сухой закон проделал большую дыру в и без того дышащем на ладан бюджете. Но пить меньше народ не стал. Лишь возникли многолюдные очереди за водкой по талонам, самогоноварение и употребление спиртосодержащих суррогатов и наркотиков. 

    При перестройке на газетные полосы и экраны телевидения вылезло столько душевно больных людей, столько всякой мрази, что советские СМИ того времени иначе как цирком уродов не назовешь.

 

ТЕАТР НА КРАЮ БЕЗДНЫ

 

    Авраам Линкольн говорил: «Можно дурачить часть народа долгое время. Можно дурачить весь народ, но только недолго. Но нельзя все время дурачить весь народ». И сегодня мы прозрели и знаем, сколько горя и крови принесла перестройка, начавшаяся как веселое театральное представление.

    Первые семьдесят лет после эпохального события в виде Великой Октябрьской революции наши вожди и генсеки, развивая идеи классиков мирового и отечественного марксизма, не только лозунгами и призывами убеждали сомневающихся. От инакомыслящих избавлялись более действенными средствами – расстрелами и лагерями.

    Начав перестройку, поняли, что не совсем хорошо, когда лидерами перестройки стали те, кто столь увлекательно звал вернуться на путь доносов и арестов, как минимум, при трех предыдущих генсеках. И сменили стариков вроде Егора Лигачева.

    Потом вильнули в сторону вопроса о необходимости обеспечить всех нуждающихся квартирами к 2000 году. Продекларировали, но вовремя догадались пересчитать. Подсчитали и поняли, что при нынешних реалиях не хватает нуля в строчке: либо года, либо столетия. Уточнять было уже некогда – лозунги пришлось повсеместно поснимать.

 

ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ?!

 

    Параллельно с новыми идеями увлеклись поисками крайних и виновных. Решили, что во всем все же виновата наша «направляющая и вдохновляющая». Поиск козлов отпущения привел к необходимости покритиковать саму идею марксизма-ленинизма. Как следствие, случайно дочитав до конца Ленина, нашли лозунг: «Вся власть Советам!»

    Решили вновь создать Советы и отдать им власть. Создали, но вместе с исполкомами. И после этого так и не смогли выяснить, приказы какой власти надо выполнять? В стране начался хаос.

    Затем создали многопартийную систему. По количеству созданных партий горбачевцы уверенно опередили многие развитые. Началась борьба за популярность у народа. Народ метался и никак не мог разобраться, какая партия народнее.

    Но самое кошмарное случилось в сфере экономики. Горбачёв и его подельники совершенно запутались в своих экономических изысканиях, которыми руководили специалисты США. 

    Их идейных последователей интеллигенция носила на руках. «Ура Абалкину!» «Шаталин – гений!» Одни говорили: мол, рынок сегодня! Другие – завтра! Третьи: рынок сегодня, но управляемый. Четвертые – регулировать можно социализм, но не экономику.

    Одни кричали: не дадим предать достижения социалистического общества. Одновременно другие просили показать им эти достижения хотя бы через щелочку. В результате вышло, как в русской пословице: никто беса не видел, но все ругают.

 

ВСЯК СЕБЕ БЕТХОВЕН

 

    В 1991 году демократия в стране достигла высот невиданных. Только почему-то при этом была уничтожена «мировая социалистическая система», развалилась армия, СССР начал трещать по швам, рухнула промышленность и умерло сельское хозяйство.

    Работа Советов депутатов стала походить на концерты плохих оркестров, где каждый «сам себе Бетховен». Демократически избранные депутаты стали работать не намного лучше, чем назначенные в самые застойные времена.  

    Теоретиков и ораторов стало на порядок больше, их оппонентов не счесть, а исполнителей остаются считанные единицы. Станки повыключали – решили, что можно обойтись одним, печатающимденьги. А на селе приписки достигли чудовищного уровня. Урожай в 1990 году якобы вырастили огромный. Но в 1991 не нашли его следов. Страна голодала. Пришлось клянчить у Запада гуманитарную помощь. Цены и налоги поднялись настолько, что самые продвинутые кооператоры писали заявления на материальную помощь.

    Все остальные, наслушавшись за шесть лет перестройки множество красивых слов на не менее красиво обставленных встречах, съездах и собраниях и глядя, как их дети питаются неотоваренными талонами, решили, что надо с такой перестройкой потихоньку заканчивать. Сколько ни мудри, а воли божьей не перемудришь – еще шесть таких перестроечных годков страна бы не осилила.

 

КАТАСТРОФА

 

    Политический и экономический авантюризм, а порой и откровенное предательство интересов страны со стороны Горбачёва и его группировки привели страну к катастрофе: развалу армии, промышленности, сельского хозяйства и, наконец, государственности – Горбачёва пинками выгнали из Кремля, а страну расчленили на 15 частей.

    Горбачев все время говорит, что он хотел вовсе не развала страны, а ее освобождения от диктатуры КПСС. Мол, появились некие «деструктивные силы» и начали рвать страну на куски. На самом деле каждый год перестройки – это сознательный развал страны. Нет ни одного факта, подтверждающего обратное.

    ЛДПР призывает народ всегда помнить о геополитической трагедии СССР и его народов, о том, что политический и экономический застой всегда кончается перестройкой, а та – катастрофой.

    Поэтому всегда надо голосовать за ту партию, которая выступает против застоя, но при этом и против революции, – за ЛДПР!

    Мы за спокойное и равномерное развитие России! Мы против непродуманных реформ и авантюризма в сфере внешней и внутренней политики!

 

Издательский отдел ЛДПР

 

За русский народ. №04 (83). 2018.

Ссылка для скачивания